Меню
16+

Средство массовой информации - сетевое издание «Приокская правда»

18.03.2022 10:16 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 20 от 18.03.2022 г.

Они видят металл насквозь

Автор: Татьяна Храмова

Мы уже не раз писали о том, как строятся суда и сколько специалистов различного уровня вовлечено в процесс их создания. На каждом этапе растущей из металла грандиозной конструкции наглядно виден труд конструкторов, инженеров, монтажников, электриков, сварщиков, маляров и представителей многих других профессий. Но мало кто видит, как осуществляется работа службы неразрушающего контроля – дефектоскопистов. Одним из их представителей является руководитель лаборатории дефектоскопии Центральной заводской лаборатории АО «Окская судоверфь» Наталья Фролова.

Приятное знакомство

Знакомо ли вам чувство, когда человек, случайно возникший в вашей жизни и также исчезнувший из нее навсегда, оставляет незабываемый след в вашей памяти своей легкостью в общении?

Уже по короткому телефонному разговору с Натальей Николаевной поняла: взаимопонимание найдем быстро. И не ошиблась! Более того, возникло ощущение, что мы знакомы давным-давно, просто по какой-то причине разъехались по разным городам, а теперь, неожиданно узнав друг о друге, наконец-то встретились.

Веселая и оптимистичная, корректная и чуткая, она с большим уважением вспоминала о коллегах, работавших с ней много лет назад, тепло отзывалась о сотрудниках вверенного ей коллектива дефектоскопистов, делилась интересными фактами своей биографии, рассказывала о семье – муже и двоих сыновьях – увлечениях, интересах и многом другом.

Мы совершили с ней небольшую экскурсию по территории судоверфи: она показывала, как на деле происходит неразрушающий контроль сварного соединения (только, согласно технике безопасности, мы обошлись без дефектоскопа), демонстрировала сварные швы секций, отсеков будущего судна на стапеле, которое собирали рабочие цеха в единое целое. По тому, как привет­ствовали Наталью Николаевну и здесь, и на слипе, и на участке строительства, было видно, с каким искренним уважением все к ней относятся.

Кстати, слово «дефектоскопист» мой, незнакомый с производственной сферой слух сначала воспринимал с жестким оттенком холода и металла. Однако, информация, касающаяся предмета моего интереса, из уст Натальи Николаевны на фоне дружеской беседы выглядела понятной и весьма наглядной. И еще: переносной рентгенов­ский дефектоскоп немного напоминает кинокамеру, только более удлиненный. А ультразвуковой дефектоскоп слегка похож на валидатор, только раза в два крупнее…

Сначала всё было по плану

– В принципе, я не особо горела желанием работать именно на заводе, – в ответ на вопрос о выборе профессии поделилась Наталья Николаевна. – В 1987 году, после окончания 8 классов, я поступила в Навашинский судомеханический техникум на специальность «Технология сварочного производства». В этом учебном заведении долгие годы работала моя мама – Галина Васильевна Алексеева. Я, можно сказать, и выросла-то в педагогической среде.

Окончание техникума в 1991 году совпало с началом перестройки. Страна переживала экономический кризис. Раньше, например, молодых специалистов, окончивших техникум с красным дипломом (а у нее именно такой), распределяли в Санкт-Петербург, Николаев, Рыбинск. Но в девяностые об этом даже и речи не было. Хоть бы куда, только бы работать! Взяли в цех № 1 на разметку металла. Вскоре, заметив, как она старательно справляется со своими обязанностями, пригласили в лабораторию дефектоскопистов.

Центральная заводская лаборатория

В этом двухэтажном белом здании, расположенном рядом с заводской столовой, по-настоящему начался профессиональный путь Натальи Николаевны: сначала в качестве дефектоскописта рентгено-гаммаграфирования 4‑го, затем 5‑го и 6‑го разрядов. После рождения второго сына, выйдя на работу в 2007 году, освоила ультразвуковой контроль.

По мере погружения в процесс дефектоскопии она почув­ствовала большой интерес к этой профессии, и, судя по подробному изложению методов осуществляемого контроля, было очевидно: несмотря на то, что попала в эту сложную сферу деятельности, по сути, случайно, Наталья нашла ее весьма захватывающей и разнообразной.

– Мне, 19‑летней, было очень уютно и хорошо в нашем тогдашнем коллективе в окружении заботливых и мудрых наставников (они, в большинстве своем, годились мне в матери), – с улыбкой говорит Наталья Николаевна. – Будучи от природы пытливой и расторопной, опираясь на поддержку и помощь старших коллег, я быстро вошла в курс дела и освоилась на новом месте. И вот уже более 30 лет тружусь здесь, в службе неразрушающего контроля.

– Работая в профессии, каждый день узнаешь что-то новое, – продолжала собеседница. – В настоящее время имею третий уровень квалификации по основным видам неразрушающего контроля – ультразвуковому и рентгенконтролю: это дает мне право оценки и интерпретации результатов пригодности сварного соединения, в соответствии с существующими стандартами и правилами, выполнять и руководить операциями.

Со слов Натальи Николаевны, рентгеновский контроль сварных соединений – это один из наиболее точных методов контроля качества швов, но также он сопряжен и с опасностью для здоровья (для обывателя – это как рентгенография, которую мы делаем в поликлинике, только для металла). Поэтому, женщины, отработав семь с половиной лет, уходят на пенсию в 45 лет, а мужчинам для этого нужно отработать в службе 10 лет. В этом плане люди заинтересованы такой работой. Хотя текучка всё же существует…

Итак, самый сложный метод контроля – ультразвуковой. Уметь пользоваться ультразвуковым дефектоскопом тоже непросто. Если дефектоскопист обнаружил скрытый дефект (шлаковое включение, пору, не проварили трещину), необходимо вскрыть данный участок сварного шва, устранить его и заварить заново. Если повторная проверка показала, что всё в порядке, то секцию с исправленным участком можно отправлять в работу. Так что на сертифицированном специалисте по неразрушающему контролю лежит огромная ответственность. Своей подписью он подтверждает, что проконтролированный участок безопасен и готов к эксплуатации. От работы дефекто­скописта в конечном итоге зависит жизнь людей!..

Бойцы невидимого фронта

Специалистов, выявляющих брак на производстве с использованием дефектоскопа, справедливо можно назвать бойцами невидимого фронта. Всё потому, что для осуществления работ в этой опасной сфере необходимо отсутствие людей в зоне производимого контроля. Именно поэтому смена сотрудников службы неразрушающего контроля начинается много раньше, чем у всех остальных работников предприятия.

– Это нас никто не видит, а мы, дефектоскописты, имеем возможность видеть металл насквозь и, благодаря этому, находить скрытый брак, – улыбается собеседница. – Более того, дефекто­скопист – воин на страже качества и безопасности. От его компетентного профессионального мнения зависит дальнейшая реализация проекта по постройке судна. У каждого дефектоскописта имеется допуск на объекты повышенной опасности.

В лаборатории работают 6 дефектоскопистов. Это Олег Мелентьев, Ирина Майорова, Надежда Игонина, Вячеслав Козырин – дефектоскописты рентгенконтроля, Марина Иконникова, Ольга Кострюкова – дефектоскописты ультразвукового контроля.

– Наша Наталья Николаевна грамотный и требовательный руководитель. Когда надо, она проявит жесткость и решительность, – говорят ее коллеги, – но это не мешает ей в неформальной обстановке быть веселой и компанейской. Сама много лет работала дефектоскопистом, поэтому прекрасно знает нашу «кухню» изнутри. Наш начальник – тактичный, корректный и внимательный к чужим проблемам человек. Она всегда может поддержать добрым словом. Вместе с тем, она ценит в людях искренность и честность и не выносит фальши. Она – человек дела, специалист высокого класса!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

84