Меню
16+

Газета «Приокская правда»

07.02.2020 10:25 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 9 от 07.02.2020 г.

«Не оставляй товарища...»

Автор: Татьяна Мелентьева

Наташа Малышева. Декабрь 1941 года. Фото было сделано для газеты

Однажды, прикоснувшись к теме «Церковь в годы Великой Отечественной войны», я узнала о целом ряде смелых, мужественных людей, которые в сороковые годы лихолетья защищали страну не только молитвой в храмах, но и, как говорится, штыком в окопах, на передовой. Да и сам факт, что среди служителей церкви есть те, кто с оружием в руках сражался на полях боев, стал для меня открытием, потрясшим до глубины души. Особенно поразили женщины. О фронтовом пути монахини подворья Пюхтицкого монастыря в Москве Натальи Владимировны Малышевой мне и хочется поведать.

Матушка Адриана

Студенткой 3 курса она ушла на фронт, прошла всю Великую Отечественную войну разведчицей, служила в штабе К. Рокоссовского, дошла до Берлина. После войны окончила Московский авиационный институт, работала в конструкторском бюро С. П. Королева. Чтобы принять самое активное участие в восстановлении Пюхтицкого подворья в Москве ушла на пенсию, в 2000 году приняла монашеский постриг с именем Адриана. Скончалась 4 февраля 2012 года в возрасте 90 лет. По ее воспоминаниям была издана книга «Монахиня из разведки». Наталья Владимировна очень радовалась, когда ей говорили, что ее рассказы помогают помнить о той войне и народном подвиге. Они и действительно удивительные. Вот только один из них.

«Это было в дни битвы под Москвой. Мне кажется, я до сих пор ощущаю то волнение, которые мы все испытывали в первые минуты тревожного ожидания, когда в разведку ушли наши товарищи. Внезапно послышалась стрельба. Потом снова стало тихо. Неожиданно сквозь метель мы разглядели ковыляющего товарища – к нам шел Саша, один из ушедших в разведку. Вид у него был ужасный: без шапки, с искаженным от боли лицом. Он рассказал, что они наткнулись на немцев и Юра, второй разведчик, тяжело ранен в ногу. У Саши ранение было легче, он все равно не смог вынести товарища. Перетащив его в укрытое место, сам с трудом приковылял к нам для сообщения. Мы оцепенели: как спасти Юру? Ведь добираться до него надо было по снегу без маскировки. А у меня сразу в сознании всплыли слова командира: «Не оставляй товарища…».

Сама не знаю, как случилось, но я стала быстро снимать с себя верхнюю одежду, оставшись только в белом теплом белье. Схватила сумку, в которой был комплект экстренной помощи. Сунула за пазуху гранату (чтобы избежать плена), перетянулась ремнем и бросилась по оставленному Сашей на снегу следу. Остановить меня не успели, хотя и пытались. «Он ведь ждет помощи, нельзя его оставить там!» – бросила на ходу, как бы подчиняясь властному внутреннему приказу, хотя страх сжимал сердце. Когда я нашла Юру, он открыл глаза и прошептал: «Ой, пришла! А я думал, вы меня бросили!» И так он на меня посмотрел, такие у него были глаза, что я поняла – если такое еще раз будет – пойду еще и еще раз, только бы вновь увидеть такую благодарность и счастье в глазах. Нам надо было ползти через место, которое простреливали немцы. Одна я проползла его быстро, а как быть вдвоем? У раненого была разбита одна нога, другая нога и руки были целы. Я перетянула его ногу жгутом, соединила наши ремни, попросила помогать мне руками. Мы двинулись ползком в обратный путь. И вдруг неожиданно пошел густой снег, как по заказу, словно в театре! Снежинки склеились, падали «лапками», и под этим снежным покровом мы проползли самое опасное место. На полпути нам бросились навстречу наши ребята, взяли на руки Юру, да и меня тоже пришлось тащить – силы меня оставили».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

20