Меню
16+

Средство массовой информации - сетевое издание «Приокская правда»

30.07.2021 09:48 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 57 от 30.07.2021 г.

«Служба в ВДВ помогла мне сформулировать принцип жизни», –

Автор: Ирина Рябушева

в этом признался мой собеседник Михаил Рассадин. Мы встретились с ним в преддверии праздничной даты и поговорили о роли армии в судьбах юношей, о первом прыжке с парашютом, о боевой командировке в Чечню.

Не во флоте, так в спецназе

Михаил хотел служить всегда, от армии не уклонялся. Когда ему, 18‑летнему парню, недавно окончившему Навашинское профессиональное училище (ПУ № 8 – прим. ред.) по специальности «сборщик корпусов металлических судов» и только-только переехавшему в областной центр и устроившемуся на Горьковский автомобильный завод слесарем механосборочных работ, пришла повестка (в 1998 году), он сразу отправился в военкомат. На комиссии изъявил желание быть призванным в войска Военно-морского флота.

После прохождения всех необходимых призывных процедур молодой человек, как и все новобранцы нашего региона, был отправлен на областной сборный пункт Дзержинска. Здесь, по признанию собеседника, его пожеланий по месту службы уже не спрашивали, а безапелляционно сообщили: поселок Чучково, Рязанская область. Там дислоцировалась бригада специального назначения, входящая в состав Московского военного округа. «Спецназ», – подумал Михаил и не расстроился, что его морской службе не удалось состояться. Однако и в Чучковскую воинскую часть юноша не попал.

– Приехали так называемые «покупатели», здоровые ребята, плечистые, – вспоминает мой герой, – я сразу обратил внимание на их шевроны с изображением летучей мыши. Это были офицеры войск специального назначения Главного разведывательного управления. Признаюсь, сначала меня слегка затрясло. Волнение усилилось, когда я увидел фильм о своей будущей части, который нам демонстрировали с целью первого знакомства с ней. Но потом мне даже польстило, что я оказался достойным кандидатом для службы в разведке, – делится своими эмоциями собеседник.

Первый прыжок, что первая любовь

Служить Михаилу довелось в 67‑й отдельной бригаде специального назначения ГРУ в Бердске (Новосибирская область – прим. ред.), в боевом батальоне.

– Когда я прибыл в расположение части, первоначально меня ознакомили с бытовыми условиями пребывания, а затем ввели в курс дела: кто я, где и зачем нахожусь, чем мне предстоит заниматься. Честно говоря, я не сразу понял, что буду прыгать с парашютом, но уже спустя неделю нас начали активно готовить к этому. Сегодня я с особым чувством вспоминаю о своем первом прыжке, – рассказывает герой публикации.

Сначала боец Рассадин учился укладывать парашют. Каждый десантник делает это сам для себя.

– В хорошую погоду мы осуществляли укладку на плацу, если же она не позволяла, занимались в специально оборудованных ангарах. Каждый этап процесса проверяет специалист – офицер. Он относится к своей обязанности очень скрупулезно, поэтому ошибиться в укладке парашютной системы тебе не даст, – предвосхищая мой вопрос о цене подобной ошибки, словно заранее ответил Михаил.

После укладки – тренировки на тренажерах. Необходимо отработать на тренажерной системе не один десяток часов, прежде чем солдата допустят к реальному прыжку.

– Спустя месяц службы я впервые прыгнул с парашютом. Сибирская зима. На улице –350С. А мне жарко – адреналин зашкаливает. Чтобы шагнуть в рампу, пришлось преодолевать себя. Стиснув зубы, собрав волю в кулак, я все же сделал шаг из вертолета, под которым – 800 метров «ничего». Шум в ушах, ветер в лицо, крики – мой и чей-то рядом… потом заветные 501, 502, 503, кольцо, 504, 505, купол… падаешь и остановить этого не можешь… Приземлился мягко, – делится воспоминаниями мой герой, у которого в общей сложности – три прыжка. «Немного», – возможно, подумает кто-то. Но как много придется вынести молодому парню, отправившемуся на срочную службу, а в итоге оказавшемуся на войне.

Его Чечня

Михаил мог бы совершить гораздо больше прыжков, но у него уже не было времени на их осуществление, он начал активно готовиться к боевой командировке.

– Никого не отправляли принудительно, – сообщает собеседник, – вот и я собирался в Чечню по своему желанию. Перед отправкой боец обязательно проходит специальную подготовку, которая сильно отличается от рядовой армейской. Я, так уж вышло, трижды готовился к горячей точке. Первый раз мне не дали разрешения на отъезд, так как посчитали, что я был еще неопытен. Когда прошел вторую подготовку, прямо перед бортом попал в госпиталь. Как только выписался, сразу – на учения и на Северный Кавказ, – сообщает герой публикации.

Даже в общих чертах рассказывать о своем боевом опыте мой собеседник не захотел, объяснив это одним словом: «Страшно». Я с пониманием отнеслась к его нежеланию вспоминать весь ужас, который пришлось пережить, и лишь попросила вспомнить тот момент, когда он впервые испытал чувство страха на войне.

– Мы никогда не отсиживались, постоянно выполняли боевые задания, спецвойска, как-никак. Во время всех операций я ходил в головном дозоре. А на этот раз командир группы отдал приказ поменять его на тыловой. Впоследствии все ребята из головного дозора и ядра погибли. Выжил тыл, это я и еще трое бойцов. Страшно, когда ты – на волосок от смерти, страшно, когда погибают товарищи…

Рисковать жизнью за Родину, друзей, свою часть – для Михаила не подвиг, а внутреннее убеждение. Сегодня, размышляя о смысле второго чеченского конфликта, мой герой уверенно заявляет, что если бы была возможность вернуться в прошлое и согласиться или отказаться от этой командировки, он ничего бы не стал менять, полетел бы вновь. Михаил Рассадин за мужество и отвагу, проявленные в ходе выполнения боевых задач, был удостоен медали Суворова.

Нынешняя жизнь

Известно, что мироощущение побывавшего на войне меняется. Вот и Михаил признается:

– Я не помню себя прежним.

Каким он был, каким стал, наверно, знают его близкие, конечно, знает он сам. Я же ничуть не сомневаюсь, что мой герой не озлобился, не стал жестокосердным, замкнутым. Сегодня Михаил работает на «Окской судоверфи» сборщиком корпусов металлических судов, воспитывает двоих детей в браке с любимой супругой Ольгой. Отец мечтает, чтобы сын по окончании школы поступил в военное училище:

– Конечно, он сам будет принимать решение, куда и на кого пойдет учиться, но я бы хотел видеть его военным человеком. Убежден, что каждому парню необходимо пройти армейскую школу. Только испытав весь кайф службы, мальчишка становится мужчиной. Моя служба в ВДВ помогла сформулировать принцип жизни. Нужно поддерживать себя в нормальной физической форме, стоит избавиться от вредных привычек, всегда стремиться вперед, добиваясь поставленных целей своими потом и кровью, никогда не опускать рук и подниматься после любых падений – вот постулаты, которых я стараюсь придерживаться.

После общения со своим собеседником я поймала себя на мысли, что неважно, сбудутся ли его мечты по поводу будущей профессии сына, главное, что кем бы он ни стал – доктором, инженером или все же военным – ни его, ни кого-либо другого не коснулась бы война! Пусть наши дети никогда не узнают ее уродливого лица!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

92