Меню
16+

Средство массовой информации - сетевое издание «Приокская правда»

05.06.2020 09:20 Пятница
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 42 от 05.06.2020 г.

«Ложь во спасение»

Автор: Ирина Рябушева

Так назывался спектакль, который был представлен в Нижегородском государственном академическом театре оперы и балета им. А. С. Пушкина. Конечно, его играли, когда в стране еще не бушевал вирус, и не были введены соответствующие ограничения – 4 февраля 2020 года. День, когда я стала зрителем невероятной постановки театра «Ленком», не забуду никогда!

Удивительным образом мне везет на пьесы. Не припоминаю ни одного спектакля, с которого пришлось бы уйти разочарованной. Каждый поход в театр – приобретение опыта. Каждая постановка – открытие. Я открываю не только новые жанровые формы, режиссерские подходы, художественные средства и приемы, актерские имена, но и себя. Да-да, театр для меня – способ познания глубин собственной души.

Немного отойдя в сторону, замечу, что я очень люблю открытые финалы. Обожаю разгадывать скрытые смыслы в произведениях. Мне невероятно интересно прочитывать то, что не лежит на поверхности. И, напротив, не люблю однозначных, плоских творений. Не принимаю и даже протестую против кричащего мнения автора, которое он закладывает в пьесу. Так, мол, правильно, а так – нет. Начинаю чувствовать себя узником чужих взглядов.

Не люблю, не принимаю, протестую! Но Ленком, видимо, на то и Ленком, чтобы гениально рушить стереотипы и заставлять смотреть иначе. Видеть по-новому. По крайней мере, со мной именно так и произошло.

«Ложь во спасение» ставит перед зрителем один из непростых вопросов: бывает ли обман спасительным? В конце постановки звучит категорический ответ. И мне бы уйти с этого спектакля опечаленной тем фактом, что постановщик за меня расставил все акценты, но…

Впрочем, обо всем по порядку.

Сюжетная линия

Первое, что удивило меня, когда я заняла свое место в зрительном зале и с трепетом ожидала начала действа, – декорации. На сцене – четыре больших экрана. Точнее, телевизора. Зачем? К чему? Как это вписывается в сюжет пьесы? В моей голове один за другим появлялись вопросы, ответы на которые я должна была получить после ее просмотра.

Спектакль поставлен по произведению испанского драматурга Алехандро Касоны «Деревья умирают стоя», написанному в середине XX века. Но сценическая версия режиссера-постановщика Глеба Панфилова многим отличается от первоисточника. Я бы сказала, пьеса осовременена им.

Итак, все начинает происходить в одном из офисов испанской фирмы, занимающейся благотворительностью. Сюда приходит сеньор Бальбоа с просьбой помочь ему обмануть супругу и разыграть для нее возвращение горячо любимого ею внука. Выясняется, что это не первый обман, к которому прибегает мужчина, желая оградить любимую от горькой правды.

А правда заключается в том, что у пожилых супругов есть внук – вор и мошенник. Он больше двадцати лет не был в родном доме. Молодой человек страшно обижен на деда, который выгнал его, когда он был еще подростком. Забегая вперед, отмечу, что только в финале зрителю станет понятно, что здесь не все так просто. Преступником парень стал тогда, когда был вынужден скитаться. Да и дед, слишком категоричный в своем порыве указать мальчугану на дверь, оказался не прав. Мальчишка не был виноват в том, в чем заподозрил его родственник. Но все это откроется потом и заставит задуматься о многом.

А пока в фирме принимают «заказ» сеньора, но выставляют условие – все происходящее будет сниматься на камеру. Благотворительная организация сотрудничает с несколькими телевизионными каналами и иногда продает им подобные видеозаписи. Фонд «Помоги ближнему» сделал благотворительность частью культуры современного общества, частью шоу-бизнеса – контентом, в самом широком смысле этого слова.

Фернандо Бальбоа вынужден согласиться. Он не видит другого выбора. На протяжении многих лет сеньор писал письма своей супруге от имени их внука. Придумав историю о том, что парень стал архитектором и довольно неплохо устроился в жизни, любящий муж заставил поверить в нее и сеньору. Приходится сочинять и причины, по которым молодой человек на протяжении всего этого времени не может навестить бабушку. И когда, казалось бы, сама жизнь ставит ультиматум обманщику и вынуждает его во всем признаться, он не желает отступиться.

Актерам розданы роли, написан сценарий. План готов к воплощению. Готов к работе и оператор, которому предстоит снимать эту купленную сказку. Теперь мне становится понятно наличие мониторов на сцене. Экраны выполняют две функции: показывают, как работает оператор, снимая благотворительное реалити, а также демонстрируют зрителям крупные планы. Эта интересная находка, представляющая собой симбиоз кино и театра, произвела на меня огромное впечатление!

Итак, преуспевающий псевдовнук с красавицей женой приезжают к бабушке, которая несказанно рада видеть своего повзрослевшего и изменившегося до неузнаваемости мальчика. Кажется, что дом Бальбоа наполнился счастьем и спокойствием. Ну и что, что фальшивым. В какой-то момент начинаешь понимать, что это затишье – предвестник бури. Неотвратимой.

Это понимание пришло ко мне в тот момент, когда я осознала, что главная ложь, которая, как мне показалось, была заявлена в названии пьесы, на самом деле не та, о которой действительно идет речь. Фокус зрительского внимания плавно перенаправляется с чужого обмана на самообман.

Бабушке на протяжении долгого времени лгал собственный муж, спасая ее от разрушающего чувства неизвестности и тоски по внуку. Но в определенный момент перед ней встал выбор: продолжать поддаваться этому обману или взглянуть правде в глаза. Принять горькую действительность сеньора не смогла. Она решила спасаться иллюзией. И тогда главной стала другая ложь – самой себе.

В финале пьесы разворачивается драма. Появляется настоящий, неудобный и проблемный внук. Но выбор уже сделан. И он – не в его пользу. Однако прозрение придет. И приведет с собой раскаяние. Но будет слишком поздно. Ведь ничего уже невозможно будет исправить.

Оркестр, танго, смерть

Размышляя над спектаклем, я сделала вывод, что осовремененная пьеса Касоны пришлась мне по душе. Но с еще большей уверенностью я заметила, что даже, если бы этого не произошло, я ни на секунду не пожалела бы, что посетила этот спектакль. Почему?

Во‑первых, Чурикова! Народная артистка СССР Инна Михайловна Чурикова! Именно она исполняет роль бабушки, сеньоры Бальбоа. Сказать, что она великолепна – не сказать ничего! Заключить, что она божественно играет на сцене – все равно, что измерить ее талант. А он неизмерим, неисчислим и не поддается привычным словесным формулировкам. Чтобы понять это, мало увидеть актрису в кино. С ней нужно познакомиться в театре.

Во‑вторых, оркестр. Никогда прежде мне не доводилось видеть и слышать живое музыкальное сопровождение театрального действа. Музыканты исполняли Астора Пьяццоллу. А его произведения заслуживают отдельного внимания. Казалось бы, какое отношение аргентинский музыкант и композитор имеет к Испании, где по сюжету живут супруги Бальбоа? Оказывается, самое, что ни на есть, прямое. Эухения, героиня Инны Чуриковой, аргентинка. Она влюбилась в испанца Фернандо, своего будущего супруга, и приехала жить на его родину, в Барселону.

В спектакле есть сцена, в которой главные герои, пожилые супруги, поддавшись воспоминаниям об их юности и страстной любви, танцуют танго. Этот танец, совершенно точно, стоит половины всей постановки! В нем – любовь и печаль, счастье и горечь, надежда и тоска по тому, что уже не вернешь. Да, это третье «за», говорящее в пользу пьесы.

И последний самый весомый аргумент – художественная находка постановщика, с помощью которой он изображает смерть главной героини. Она умирает стоя!

Ленком с первого взгляда

Я уже говорила, что, в конце концов, к сеньоре Бальбоа приходит прозрение. Трагедия заключается в том, что осознание утопичности лжи во спасение происходит тогда, когда погибает ее внук. Не тот, которого удобно любить. Не тот, который изображал взаимные чувства за деньги. А ее родной, пусть дерзкий и своевольный, но одинокий и несчастный мальчик. «Я пожалела себя! Но у меня не хватило сердца пожалеть его…», – кается Эухения пред собственной смертью.

Обман не спасает! Даже если ложь – во спасение, она убивает! – таков категорический ответ постановщика, на вопрос, который он в самом начале поставил перед зрителями.

…но я не ощущаю моральной неудовлетворенности от того, что об этом мне сказали напрямую. Не подвели к этой мысли, не указали к ней направление, а нарочито и громко заявили свое мнение и констатировали его. Нет, я не узник чужого взгляда. И я не протестую против этого. Более того – принимаю и, в конечном счете, – люблю.

Что произошло с моими прежними взглядами? Со мной случился Ленком! Ленком с первого взгляда!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

24