Меню
16+

Газета «Приокская правда»

14.12.2018 10:33 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 97 от 14.12.2018 г.

Однажды прикоснувшись к истории

Автор: Татьяна Мелентьева Фото предоставлено Сергеем Петровым

Все мы в душе патриоты: любим свою малую родину – ту сторонку, где родились и выросли. Болеем сердцем и за Россию в целом, особенно когда на мировой политической арене у нее вдруг возникают проблемы. А в обыденной жизни об этом трепетном отношении к ней и не задумываемся – просто живем, добросовестно выполняя свою работу, заботясь о близких, устраивая личную судьбу, и тем мы тоже помогаем своей стране быть успешной, стабильной. Но есть среди нас такие, которые в той же обыденности совершают для нее нечто большее – берегут ее историю, открывают для потомков ее забытые страницы, прославляют предков. Это краеведы. Своим трудом они вносят существенный вклад в укрепление суверенитета государства. Об одном из таких по-настоящему преданных интересам народа человеке – жителе города Сергее Петрове – и его поисковой деятельности сегодня пойдет речь.

Все мы в душе патриоты: любим свою малую родину – ту сторонку, где родились и выросли. Болеем сердцем и за Россию в целом, особенно когда на мировой политической арене у нее вдруг возникают проблемы. А в обыденной жизни об этом трепетном отношении к ней и не задумываемся – просто живем, добросовестно выполняя свою работу, заботясь о близких, устраивая личную судьбу, и тем мы тоже помогаем своей стране быть успешной, стабильной. Но есть среди нас такие, которые в той же обыденности совершают для нее нечто большее – берегут ее историю, открывают для потомков ее забытые страницы, прославляют предков. Это краеведы. Своим трудом они вносят существенный вклад в укрепление суверенитета государства. Об одном из таких по-настоящему преданных интересам народа человеке – жителе города Сергее Петрове – и его поисковой деятельности сегодня пойдет речь.

По следам пропавших

без вести бойцов

Вот уже два года подряд в составе Нижегородской областной молодежной общественной поисковой организации «Курган» он ведет поисковые работы в Тверской области, под городом Белым, в местах, где шли кровопролитные бои с января 1942 года по март 1943. Настолько сражения оказались жестокими, что земля была устлана мертвыми телами бойцов Красной Армии, а многие из них, присыпанные землей, так и остались лежать в воронках, не погребенные и безымянные. Сложить свои головы в том краю пришлось и нашим землякам. Семьям многих из них с фронта пришли извещения о том, что их родственники пропали без вести. В их числе — дядя Сергея Николаевича Алексей Васильевич Окутин.

В поисках затерявшихся во времени следов этих героев Сергей Николаевич и оказался в этой организации. Тогда и выяснил, что его родственник погиб 28 июля 1942 года возле города Белый, расположенного недалеко от Ржева. А почему же стал без вести пропавшим? Почерк военного писаря, оформлявшего документы, оказался неразборчивым. И буква «о» чьей-то торопливой рукой была написана, как «а», а букву «т» строчную прочли как «ш», в результате получилось Акушин, будто бы другой человек. Выяснить удалось только по личным данным, в которых указывались сведения о месте рождения и жене. Подобных случаев на войне было немало. Та же история сложилась и с другим нашим земляком, жителем Родионихи, Иваном Степановичем Амозовым из 19 мехбригады (7‑й номер зенитной пушки) зенитного дивизиона. Он погиб 13 декабря 1942 года около деревни Цицино Бельского района.

Те, кто составляли письма на родину бойца, прочитали «з», как «р» и получилась другая фамилия, а вместе с тем, другой человек. И это лишь одна из причин, по которым случались путаницы с похоронками, извещениями о без вести пропавших. А кроме этих были и другие, которые случались уже и у поисковиков.

– Раскопали именную солдатскую фляжку, крепко зажатую в оторванной при взрыве руке. На родину того солдата отправили письмо, что нашли вашего родственника, погибшего под Ржевом. А в ответе было сказано, что тот боец с войны вернулся живым. Умер в старости. Вспоминал, что фляжку свою передал другу за несколько секунд до взрыва, – об этом Сергей Николаевич рассказывал школьникам еще в историко-краеведческом музее на одном из мероприятий, посвященных Великой Отечественной войне.

«Не ты ищешь солдата, а он хочет, чтобы ты его нашел»

– На раскопки практически каждый год выезжает 50–60 человек. Там работают отряды из разных городов нашей страны. Вахта длится три недели. Живут все в палатках. Попасть в такую экспедицию детям можно только с родителями. Раскопки ведутся в полевых условиях, причем до сих пор с тех времен в земле еще находятся взрывные устройства, снаряды, мины, гранаты. Бывали случаи взрывов. Но, к счастью, погибших и раненых нет. Кстати, чтобы попасть в этот отряд, предварительно необходимо пройти обучение по технике безопасности в Нижнем Новгороде, – рассказывал краевед уже журналистам в деталях о том, как ведутся раскопки. – Каждому выдается лопата или щуп. В прошлом году мы нашли лейтенанта – крымского татарина Бакира Аметовича Умерова. Он тоже погиб 13 декабря 1942 года. О его имени узнали из записки, которую кто-то заложил в бутылку. (О поисковых работах можно посмотреть фильм «Курган 30 лет» Вконтакте «Нижегородская поисковая организация «Курган», а также видеоролик «Как погибшего советского офицера Бекира Умерова вернули на Родину» – YouTube). На клочке листа от книги Ги де Мопассана было написано, что герой-активист Умеров погиб в бою. Он был замполитом батареи 1224 гаубичного артиллерийского полка, стоявшего в деревне Цицино, где и значился центр окружения, куда немцы направили роту танков. Погибли практически все, но танки не пропустили. Останки Умерова представитель нашего отряда отвез на родину, где у этого фронтовика живет двоюродная сестра.

В прошлом году в конце сезона мы начали копать воронку, в которой обнаружили деталь от самолета. В этом году продолжили работу и нашли летчика Тумасова Маргоса Мануковича, погибшего 8 декабря 1942 года в воздушном бою. Нашли при нем его армейскую книжку. Залили ее газировкой, чтобы пузырьки газа потихоньку раскрыли слипшиеся листы. Потом просушили и сканировали. Похоронили его с воинскими почестями под Ростовом, где живет его родная сестра.

Но был и такой случай: нашли бойца, родственников у него не оказалось, а глава администрации той местности, откуда он был родом, сказал: «Хороните там, где раскопали», – рассказывал Сергей Николаевич.

– В этом году я нашел лейтенанта, на нем сохранилась гимнастерка, а рядом был еще один боец, но невозможно было установить какого ранга. Нашли два медальона, а по ним – еще двух саперов. В прошлом году мы раскопали снайпера. Он лежал с винтовкой. И у него была ложка с именем Борис. Он так и останется Борисом из трех Борисов, которые, по имеющимся данным, погибли около деревни Влазнево, – говорил краевед и словно подводил итоги проделанной работы, будто отчитывался и перед собой, и перед людьми.

– Когда я в прошлом году приехал сюда, то узнал, что бытует мнение, будто не ты ищешь солдата, а солдат хочет, чтоб ты его нашел. Как это выглядит на деле? Тебе кажется, что ты сам выбираешь направление. Идешь по интуиции. Постукиваешь щупом с железным наконечником и вдруг точно попадаешь по кости. Удары по ней дают характерный глухой стук.

Некоторые ездят по несколько сезонов и никого не поднимают, а кому-то попадаются сразу.

Есть там еще одно непреодолимое ощущение: всегда кажется, что они – бойцы – воевали, а мы их бросили. Чувство вины и долга испытываешь. Когда приезжаешь на место, то словно видишь, как они шли навстречу непрекращающемуся огню противника. И от этого замирает сердце…

Эстафета добрых дел

– У бабушки была книга о городах нашей области. В ней было написано, что территория Навашинского и Муромского районов заселялись древними людьми. И мне хотелось узнать, как они жили. Я рано научился читать, еще до школы. А в 3 классе уже читал исторические романы, – вспоминал мой собеседник о своем детстве – той поре, когда почувствовал тягу к истории.

Но так сложилось в его жизни, что профессию выбирать пришлось из другой сферы. Интерес к истории перешел в разряд увлечений, причем настолько серьезных и сильных, что впоследствии определил профессиональный выбор дочери Дарьи. Она сегодня – студентка исторического факультета ННГУ. Сумел Сергей Николаевич увлечь за собой своей искренностью и других. В этом году в поисковых работах, кроме его дочери, участвовала еще одна наша землячка – заведующая Коробковским сельским Домом культуры Мария Лучинкина. В планах краеведа создать в округе объединение для школьников, а еще он ведет форум www.kp-navashino.unoforum.pro

– Я вношу информацию о каждом мне известном погибшем и пропавшем без вести бойце, проживавшем в нашей местности. Хотелось бы создать общую базу данных. Это же ценный материал! Очень надеюсь на поддержку населения. Мне необходимо их участие. Они также могут вносить данные своих пропавших без вести родственников‑фронтовиков. И мы вместе будем искать их след, – призывал проявить активность герой моей публикации.

Так что присоединяйтесь, уважаемые читатели, не оставайтесь в стороне. Вот так однажды, словно приняв эстафету добрых дел от руководителя юношеского патриотического клуба «Каскад» Игоря Клюкина из Кулебак, с которым Сергею Николаевичу довелось познакомиться еще в 2013 году, он ведет эту работу в память о предках, во благо потомков, предоставляя возможность и каждому из нас быть сопричастным к этому святому делу.

Мы еще долго вели разговор, переключившись на фотографии, которые краевед привез из поездки. Он буквально озвучивал их сюжеты. И снимки воспринимались сознанием уже как фильм с документальной жесткой правдой.

Как хорошую книгу читаешь не спеша, растягивая удовольствие, так и с интересным собеседником стараешься вести разговор неторопливо. К каждому его слову прислушиваешься. Не отпускаешь, когда, казалось бы, он обо всем уже рассказал: возвращаешься к затронутым темам, спрашиваешь и спрашиваешь, цепляясь за последнее слово, умышленно тянешь время, дабы еще услышать что-нибудь важное, ценное.

«Мы умирали, чтобы победить»

«Мы наступали на Ржев по трупным полям. В ходе ржевских боев появилось много «долин смерти» и «рощ смерти». Не побывавшему там трудно вообразить, что такое смердящее под летним солнцем месиво, состоящее из покрытых червями тысяч человеческих тел. Лето, жара, безветрие, а впереди – вот такая «долина смерти». Она хорошо просматривается и простреливается немцами. Ни миновать, ни обойти ее нет никакой возможности: по ней проложен телефонный кабель – он перебит, и его во что бы то ни стало надо быстро соединить. Ползешь по трупам, а они навалены в три слоя, распухли, кишат червями, испускают тошнотворный сладковатый запах разложения человеческих тел. Этот смрад неподвижно висит над «долиной». Разрыв снаряда загоняет тебя под трупы, почва содрогается, трупы сваливаются на тебя, осыпая червями, в лицо бьет фонтан тлетворной вони. Но вот пролетели осколки, ты вскакиваешь, отряхиваешься и снова – вперед».

Из мемуаров фронтовика П. А. Михина

Постскриптум

Сергей Николаевич разыскивает фотографию Ивана Степановича Амозова, чтобы поместить ее в базу данных на своем форуме. Он просит отозваться родственников этого бойца. Обращаться можно через редакцию.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

125